?

Log in

Эксерсизы. 04 - 07.08.

« previous entry | next entry »
Jul. 8th, 2008 | 23:17

1.
Тетя Леночки Кошкиной, Анна Федоровна, проживала в грузном многоквартирном домище с окнами на бульвар. Была она врач и, по слухам, (не тем диагнозом) уморила несколько милых старушек с заболеваниями сердца. "А и не докажите!", - приговаривала Анна Федоровна, сама уже в общем-то старушка, обопершись торсом об буфет и возмущенно притопывая ножкою. Лично себе Анна Федоровна смерть заготовила легкую и удобную. Холодный на щуп стальной несессер, шприц и пяток (про запас) ампул, иголочек тоже. Ампулки списывала потихонечку, не торопясь, как набралось ровно - так и на пенсию время подошло. Очень довольна была такой своей запасливостью, хранила во дворе в сарае (от греха подальше) и держала в секрете. "Вовсе не желаю быть обузой, ни себе, ни другим", - объясняла, обмолвившись однажды в приватной с племяшкой беседе.

Леночку она привечала и поила при случае чаем с пирожками, что таскала из булочной на углу недавняя ее подруга с четвертого этажа, другая Анна Федоровна, каковую, для различия, тесные знакомые звали Шалупенью. "Ведь будущее, радость моя, существует лишь в намерениях человека, и нам представляется, что его можно изменить in extremis нашей воли" - бормотала Анна Федоровна через стол, по-домашнему попахивая на Леночку кошачьими ссачками. "Че-че", - сладко думалось Леночке, и она плавно глотала пирожок. Мысленно она рассуждала, что Анна Федоровна - в сущности корова и просто иногда ведет себя, как умная. Та, между тем, не отставала и бормотала дальше свои умности. "Ну чего, пойду я", - сказала Леночка, и, только помела крошки со школьного фартука, как зазвенел звонок в дверь. "Ступай, ступай, отвори", - подергала Лену за косу морщинистая и цепкая еще рука Анны Федоровны.

2.
"Давно уже я стал ложиться рано", - мыслил на ночь глядя Коля Кошкин. Едва темнело и подростки во дворе кончали орать матом, Колина голова наполнялась мыслями, в основе своей печальными. На полпути к их осознанию, Коля бывало засыпал, и, случаем пробудившись позднее, не сразу отличал пространство окружающее от наснившегося-надуманного, и с тоскливостью необычайной думалось, что откуда бы ему вдруг доподлинно известно, что все прошлое его - действительно с ним происходило, а не было кем подменено в момент кратким казавшегося отсутствия в этом мире. Потом долго лежал, моргая в потолок, где ерзали тени от фар автомобилей, приблудившихся за окном, и думал, запоздало переваривая остатки сновидений и цепляясь тяжкими мыслями за минувшее, в возможность существования которого столь шатко верилось. Как вытряхнутые из в незапамятстве читаной книжки, вещи, люди и обстоятельства представлялись бессмысленными и никчемными, и даже тайное ото всех колино их знание не могло подклеить их к пустым страницам нынешней его жизни.

Утро приходило как ни в чем не бывало.

Link | Leave a comment | Share

Comments {0}